Заморозка по банкам


Сложившаяся в банковской сфере ситуация в самой оптимистичной формулировке характеризуется участниками рынка как плохая. В устных беседах представители банковского сектора используют более крепкие выражения, чтобы описать происходящее. Но финансовые компании не забросили ИТ полностью: правильные инструменты помогают им пережить кризис.

Настроения в банках поменялись буквально в первом квартале текущего года — даже черный вторник не переубедил оптимистов, которые надеялись на лучшее. Вернувшись с затяжных зимних каникул, финансисты обнаружили, что уровень просрочки недопустимо возрос, процент невозврата кредитов поставил под угрозу их бизнес. На фоне требований регуляторов относительно размера резервных фондов оборотный капитал значительно уменьшился в объемах. Автоматически это привело к уменьшению возможности кредитования, и теперь банки не могут идти на повышенные риски, стараются обслуживать только тщательно проверенных клиентов. На практике это означает, что началась жесткая борьба за кредитоспособное население и бизнес-клиентов, которые остались на плаву. И тех и других мало. А активных среди них, готовых продолжать пользоваться дорогими банковскими продуктами, — еще меньше. Разумные владельцы бизнеса застыли в ожидании и предпочитают не кредитоваться лишний раз. За деньгами в банки идут только компании, у которых все не очень хорошо, а также неблагонадежные физические лица. На рынке говорят, что проблемы начались даже у самых крупных монстров банковского мира, которые за последнее десятилетие не показывали убытков, а в первом квартале текущего года, скорее всего, покажут.

Шарик сдулся

В таких условиях ИТ-проекты попали под удар, банки продолжают инвестировать только в инструменты, помогающие им выживать и бороться за качественных клиентов.

Ольга Рубцова, заместитель генерального директора по работе с финансовым сектором «Техносерв Консалтинг», добавляет: «Мало кому из финансовых организаций удалось в 2014 году сохранить рост оборотов и прибыли. Банки испытывают существенный денежный дефицит из-за валютной разницы. ИТ-бюджеты схлопываются. Под нож попадает техподдержка, происходит недолицензирование. Выбор банками тех или иных ИТ делается с позиций экономики. Стоимость становится главным и нередко единственным критерием при выборе ИТ-решений».

Виталий Титов, менеджер по работе с финансовым сектором «ЕМС Россия и СНГ», добавляет, что задача номер один для ИТ-департаментов банков — обеспечить непрерывность бизнеса и защитить от потери данных на существующей архитектуре и решениях. "В большинстве организаций внимание сегодня направлено на проекты, позволяющие снизить текущие затраты, и в целом на оптимизацию бюджетов. Этого можно достичь разными способами — например, некоторые заказчики отказываются от поддержки оборудования и используемых решений со стороны производителей. Другие используют различные финансовые модели и изменения в лицензировании или аренде необходимых мощностей и ПО. Я не хочу критиковать первый подход, но на мой взгляд, второй вариант используют более дальновидные руководители. Ведь остановив развитие сегодня, завтра можно не догнать постоянно растущие требования бизнеса и конечных заказчиков», — добавляет господин Титов.

Игроки ИТ-рынка стараются обратить взор клиентов из банковской сферы в перспективу, напоминают о том, что за кризисом обязательно последует рост, к которому нужно готовиться уже сегодня. Но ресурсов на такую подготовку на рынке стало крайне мало. Андрей Волосевич, руководитель направления департамента по работе с финансовыми организациями «Энвижн Груп», говорит: «Крупные банки и банки с господдержкой, как мы ожидаем, реализуют запланированные на 2015 год ИТ-бюджеты на 50-70%. Это предварительная оценка, уточнить ее можно будет в середине года. Если игроки поймут, что ситуация выправляется, то объявят конкурсы по придержанным темам».

Инвестиции в новые ИТ зависят в первую очередь от выбранной банком стратегии. «Если банк консервативен и осторожен, ставка делается на традиционные решения: обеспечение бесперебойности и ИБ, автоматизацию бизнес-процессов и повышение их эффективности, снижение затрат, — говорит господин Волосевич. — Если же банк придерживается более агрессивной стратегии, готов рисковать, то даже в этот непростой период он продолжит вкладываться в инновации. Кстати, такой подход выбирают не только молодые, но и некоторые крупные игроки».

Помимо явных проблем банкам не следует забывать еще об одной потенциальной угрозе — новых конкурентах из смежных сфер. Александр Василенко, глава представительства VMware в России и странах СНГ, говорит, что в конкуренцию с банками могут вступать самые разные компании: телекомы, госорганизации, например известная всем почтовая служба. Также рынок завоевывают банки, по сути являющиеся интернет-компаниями: без физических отделений. На игровое поле выходят и прочие интернет-холдинги, и даже производители «железа» (Apple, предлагающий переводы платежей через свои системы). «Большинство таких компаний используют именно информационные технологии как главный дифференциатор. Для них «отделением» банка будет являться интернет-страница или приложение на смартфоне, им не нужно поддерживать деятельность большого количества региональных отделений, каждое из которых со своей архитектурой и персоналом. — говорит господин Василенко. — Чтобы противостоять новым высокотехнологичным конкурентам, банкам нужны гибкая ИТ-инфраструктура, технологии программно-определяемых центров обработки данных и классическая виртуализация как для серверов, так и для сетей и хранения данных».

Коротко и ясно

Новые ИТ-проекты в банках если и планируются в текущем году, то, как правило, такие, которые могут дать эффект в кратчайшие сроки. Константин Харин, директор департамента по работе с финансовым сектором Oracle СНГ, говорит, что это, например, проекты в области customer experience, позволяющие привлекать новых клиентов и удерживать существующих. «Социальные сети, мобильность, анализ больших данных — все эти технологии направлены на поддержание доходов финансовых организации. Мы ждем очередную волну интереса к решениям по оптимизации сбора просроченной задолженности. Другим трендом является оптимизация затрат на инфраструктуру как за счет применения оптимизированных программно-аппаратных комплексов, так и за счет аутсорсинга и использования бизнес-приложений (SaaS), платформы (PaaS) и инфраструктуры (IaaS) как сервиса», — добавляет господин Харин.

Для ИТ-компаний, продающих инструменты обработки больших данных, возможно, сегодня настал звездный час, если им хватит опыта и убедительности, чтобы им воспользоваться. В прошлом году финансовые компании распробовали Big Date на вкус. Исследование Oracle и CNews Analytics по итогам прошлого года показало, что более трети компаний (37%) в России уже приступили к использованию технологий Big Data, еще 36% — рассматривают такую возможность. При этом основные потребители технологий больших данных в нашей стране — банки (24 из 43 опрошенных) и телеком (8 из 12). Если в прошлом году компании в основном накапливали данные, то велика вероятность, что в нынешнем — начнут их использовать для создания специальных продуктов для узких сегментов клиентов, аналитического скоринга и т. д.

По словам Ольги Рубцовой, актуальны в текущем году также ИТ-системы для сбора задолженностей, CRM и единый фронт обслуживания клиентов. «Это те решения, которые помогают сократить затраты на взаимодействие с клиентами и возникающие при этом риски, а в отдельных случаях еще и заработать на контакте с потребителями своих услуг. Например, система единого фронт-офиса в ВТБ 24, внедренная нашей компанией, только за год помогла банку заработать 90 млн руб. дополнительной прибыли», — говорит госпожа Рубцова. Мобильные решения также могут дать значительный эффект: в этом году «Техносерв Консалтинг» выпустила приложение, которое может увеличить производительность работы коллекторов на 30%.

Распределение ИТ-бюджетов в текущем году сильно зависит также от того, в каком состоянии встретили банки кризис: в какой момент развития ИТ-систем их застало стихийное бедствие. Два-три года назад самые прогрессивные игроки начали трансформацию бизнеса из привычных предприятий с распараллеленными процессами и оргструктурой в централизованные «продуктовые фабрики». Но, как говорит Артем Асанов, управляющий директор практики по работе с финансовыми организациями Accenture, «среди крупных российских банков пока только единицы смогли существенно продвинуться на пути от теоретического построения подобной архитектурной композиции к ее реализации в действующей организации, процессах и системах. При этом ряд относительно новых участников рынка, пользуясь (в данном случае) преимуществом отсутствия старого наследства, сразу выстраивают свои организации и технологии в этой логике «продуктовая фабрика — агрегация — дистрибуция», добиваясь заметных конкурентных преимуществ».

Многие остановились на полпути в этой трансформации, что вполне объяснимо в сложившихся условиях. Но другого пути для банков «с историческим наследием» нет, кроме превращения в «фабрику». «Это означает, что трансформацию нужно продолжать и доводить до конца,— уверен господин Асанов. — И ключевым здесь является даже не объем инвестиций, а качество управления трансформацией — способность четко сформулировать путеводную звезду для множества локальных изменений по всему банку, а также управленческий опыт, ресурсы и авторитет для того, чтобы согласованно достичь желаемого по многим направлениям».

Каким из описанных выше советов внемлют банки, станет ясно по итогам полугодия — к решениям относительно ИТ их подтолкнет в том числе ситуация на рынке.

Светлана Рагимова

Возврат к списку

Контакты для прессы
Елена
КАБАНЕЦ
PR-директор
pr AT tsconsulting DOT ru
+7(495) 981-92-92
Заказать звонок
* — заполните обязательно