Траектория бумеранга



В текущем году российский ИТ-рынок должен вырасти, по самым оптимистичным прогнозам, на 1%. Делать оценки рано: четвертый квартал в отрасли самый урожайный, но по всем признакам следует размышлять не о росте, а о глубине падения. В результате санкций против крупных банковских и нефтегазовых компаний контракты на поставку ИТ для них были сорваны или отложены. Деньги в РФ теряют иностранные вендоры и их партнеры.

Сегодня компаниям Microsoft, Oracle, Symantec, HP, Autodesk и другим, чьи штаб-квартиры расположены в США, законодательно запрещено поставлять свои продукты определенным заказчикам, в отношении которых введены санкции. Клиентам объявили, что поддержка уже функционирующих у них информационных систем прекращается и лицензии обновляться не будут.

Альфонсо ди Ианни, старший вице-президент Oracle ECEMEA, комментирует: «Мы вынуждены подчиняться государственным правилам. В некоторых случаях, даже если мы хотим что-то сделать, мы обязаны следовать закону. Причем не только международным законам, но и российским. Мы адаптируемся к российским правилам, так как функционируем в РФ как российское юридическое лицо. У нас работает более 500 человек в РФ. Мы заботимся о них, создаем для них перспективы на будущее, с ними заключены долгосрочные контракты. Конечно, если государство примет новый закон, мы обновим все, что необходимо, чтобы соответствовать новым правилам».

Из-за сложностей с получением финансирования многие из подвергшихся санкциям, вообще свернули инвестиционные проекты, в том числе касающиеся внедрения новых ИТ. Деньги из-за этого теряют сами вендоры, а также их партнеры — системные интеграторы, которым один крупный контракт может сделать несколько процентов годовой выручки. Пока прогнозы, выраженные в цифрах, не звучат, но все крупные игроки ИТ-рынка отмечают, что санкции задели их бизнес.

Компании, которых нет в черном списке, также пересматривают свои планы. Сергей Мацоцкий, председатель правления компании IBS, говорит, что запросы заказчиков изменились: «В течение некоторого времени клиенты пытались действовать так, как будто ничего не произошло — видимо, в надежде, что война санкций быстро прекратится. Теперь стало видно, что все это быстро не кончится. Поэтому примерно с начала осени вопрос, как действовать в условиях санкций, стал обязательным и, может быть, главным предметом разговоров с различными заказчиками — госкорпорациями, банками, ведомствами и т. д.».

Тагир Яппаров, председатель совета директоров группы компаний «АйТи», также отмечает, что практически все крупные российские компании сегодня рассматривают план «Б» на случай возможного расширения санкций. «Мы, как интегратор, активно привлекаемся для обсуждения вопросов импортозамещения многими нашими заказчиками»,— говорит он.

Но помимо прямых запретов на продажу есть и другие проявления — это выражается, например, в замедлении реализации международных проектов. «Мы ведем переговоры с немецким партнером по участию в разработке современного высокотехнологичного продукта и расширенному продвижению этой технологии в РФ. Мы видим, что есть определенное напряжение, большая доля презентаций и переговоров посвящена рискам, которые могут возникнуть. Немцы любят все планировать, в результате все замедляется, откладывается подписание документов, которые мы уже считали готовыми»,— добавляет господин Яппаров.

Юрий Бяков, глава группы «Астерос», говорит, что пока в его бизнесе критических изменений нет, но в долгосрочной перспективе торговые ограничения способны в значительной мере ухудшить рыночную ситуацию. «Это может произойти прежде всего в силу падения объемов экспорта и импорта, роста инфляции, увеличения кредитных ставок банков и новой волны рецессии, которая, согласно прогнозам экспертов, при худшем сценарии придется на начало следующего года»,— объясняет он.

Также глава «Астероса» отмечает, что из-за санкций сегодня возникают сложности с продажей решений, которые классифицируются как технологии двойного назначения. Эти сделки контролируются вендором, чтобы не допустить к ним российские компании, попавшие в черный список.

«Если говорить о финансовой стороне вопроса в сложившихся условиях, то, например, отгрузка товара с рассрочкой в оплате считается операцией кредитования, поэтому для ряда заказчиков этот срок ограничен 29 днями. Финансирование крупных проектов также становится более трудоемким и дорогим: стоимость заимствования растет»,— рассказывает господин Бяков.

Для минимизации рисков «Астерос» ведет переговоры по заключению соглашений с российскими производствами о разработке технологических продуктов, которые понадобятся в проектах в ближайшие три-четыре года.

«Еще один путь снижения рисков — постоянная работа с западными вендорами, совместная проработка карты рисков в контрактах, достижение гарантий обязательной поставки оборудования в обозначенные сроки под конкретный проект и конкретного клиента,— говорит господин Бяков.— Наличие такого юридического обязательства повышает уверенность в том, что поставка не будет сорвана, но и оно не может дать стопроцентной гарантии, так как бизнес и экономика в текущей ситуации находятся в прямой зависимости от политики".

Шелковый путь

На фоне санкций российский бизнес западных вендоров сокращается. Об этом говорят все их партнеры. Государственные предприятия, а также компании с частичным госучастием — ключевые потребители на российском рынке ИТ. Их заказы приносят более 75% выручки всей отрасли. В ответ на санкции именно эти компании отказываются от использования европейских и американских продуктов. «Часть западных вендоров это уже затронуло — некоторые ищут выходы из ситуации, некоторые уходят или готовы уйти с рынка, если обстоятельства не изменятся. Если ситуация с санкциями ужесточится, то в корпоративном сегменте падение объемов их бизнеса может составить от 30% до 50%»,— говорит господин Бяков.

Ольга Рубцова, заместитель генерального директора компании «Техносерв Консалтинг», также подтверждает, что доля западных вендоров на российском рынке снизилась. «Зарубежные производители сокращают штат своих представительств, многие понизили финансовые прогнозы на этот год, потому что динамика начала года не оправдала ожиданий»,— говорит она.

В то же время западные производители не намерены без боя сдать свои позиции. Они регистрируют свои решения в России, пытаются более тесно работать с российскими партнерами, чтобы сохранить свое присутствие на рынке. Однако эти контрмеры — дело небыстрое и всех потерь не компенсирует.

Альфонсо ди Ианни говорит, что его компания никак не изменила стратегию на рынке: «Россия — это великая страна с обширными ресурсами и большим населением, играющая глобальную роль на мировом ландшафте. История развивается волнообразно, все переживают взлеты и падения. Мы продолжаем свою операционную деятельность в РФ, продолжаем инвестировать в исследования и разработки в России, планируем региональную экспансию, а также развитие бизнеса в различных сегментах, возможно, на рынке среднего размера компаний, наших потенциальных клиентов». По его словам, российские клиенты хотят и дальше использовать продукты и технологии Oracle. Господин ди Ианни не отрицает того, что риски растут, но относится к этому философски: «Я управляю бизнесом в регионе ECEMEA: Восточная Европа, Ближний Восток, Африка. В этих регионах множество негативных событий происходит прямо сейчас: конфликт в Ираке, эбола в Африке, напряжение в Ливане. Такова жизнь, это постоянно происходит. Ничего не изменилось. Нам приходится адаптироваться к новым условиям, быть ближе к клиентам, понимать, что на самом деле происходит, продолжать их поддерживать и работать на рынке. Так что я не вижу никаких проблем».

Закон рынка таков, что, если кто-то теряет свою долю, его место занимает конкурент. Для азиатских и российских производителей сложившиеся обстоятельства — возможность увеличить бизнес. Клиенты системных интеграторов уже готовы к переходу на их продукты и обращаются к ним с просьбой оценить альтернативные предложения. «Это хороший сигнал для развития альтернативного продуктового портфеля, но нужно учесть, что для клиента смена коней на переправе всегда болезненна, а сегодняшняя экспертиза интеграторов по внедрению и поддержке таких решений ограниченна. Более того, зачастую партнерские программы у азиатских производителей непрозрачны для нас: они имеют сложную систему ценообразования и скидок. В результате теоретически мы можем использовать обширный арсенал продуктов азиатского рынка, но при этом не всегда имеем ясное понимание того, как на них зарабатывать и получать свою прибыль»,— говорит господин Бяков. Работать с российскими вендорами соотечественникам проще. Некоторые заказчики в РФ обнулили результаты тендеров, на которых были выбраны западные платформы, и выбирают теперь российские продукты. И все же в целом российский бизнес покупать отечественное пока не слишком жаждет. Ольга Рубцова, заместитель генерального директора «Техносерв Консалтинга», ссылается на опрос, проведенный Институтом имени Гайдара: более половины компаний — 57% — из принявших участие в нем не готовы переключиться на внутреннюю продукцию. Поэтому в свободных от государственного регулирования секторах, где нет критичной значимости информационной безопасности и технологической независимости, сохраняется выбор в пользу западных ИТ. В то же время госпожа Рубцова отмечает, что банки, которые находятся в процессе выбора корневой платформы, с опаской рассматривают западное ПО и однозначно предпочитают работать с российскими интеграторами.

В сложных условиях оказались компании, которые сделали ставку на работу с определенным западным вендором. Среди таких — ФОРС, ключевой партнер Oracle в России. Степан Томлянович, генеральный директор компании «ФОРС — Центр разработки», сообщает, что на сегодня кардинальных перемен в бизнесе не произошло. Oracle остается для компании стратегическим партнером, а продукты и технологии этого вендора лежат, как и раньше, в основе собственных разработок и готовых решений, предлагаемых заказчикам. По мнению господина Томляновича, санкции носят точечный характер, поэтому прямой угрозы бизнесу ИТ-компаний в России не представляют. «Несмотря на то что новые контракты с компаниями, подпавшими под санкции, не заключаются и им не оказывается техническая поддержка, уже поставленное программное обеспечение продолжает работать и блокировать его, скорее всего, не будут»,— говорит он. Специалисты компании достаточно компетентны для того, чтобы поддерживать уже внедренные системы без участия вендоров. Тем не менее ФОРС работает над альтернативой, которая включает в себя перевод собственных программных продуктов на платформу open-source. «При этом мы отдаем себе отчет в том, что переход на открытое программное обеспечение еще не означает абсолютной защиты от политических рисков. Большинство продуктов open-source тоже западной разработки, и теоретически проблемы с обновлением их версий тоже могут возникнуть. Автоматически осуществить, например, переход с платформы Oracle на СУБД с открытым кодом пока невозможно. Для тех пользователей, которые захотят пойти на такой шаг, потребуется создать дополнительный инструментарий»,— говорит господин Томлянович.

При этом глава ФОРС отмечает, что по уровню функциональности и производительности open-source решения пока существенно уступают традиционным СУБД, поэтому при их внедрении пользователи, скорее всего, потеряют в качестве сервиса.

Светлана Рагимова

Возврат к списку

Контакты для прессы
Елена
КАБАНЕЦ
PR-директор
pr AT tsconsulting DOT ru
+7(495) 981-92-92
Заказать звонок
* — заполните обязательно