Бизнес-модели для цифровой трансформации созрели только к концу прошлого года



Прошлый год был сложным для ИТ-рынка, и ближайшее будущее, как рассказывает Кирилл Булгаков, генеральный директор «Техносерв Консалтинг», не сулит ничего хорошего. И тем не менее, ряд направлений продолжает развиваться, давая возможность ИТ-компаниям оставаться на плаву.

Как вы оцениваете результаты прошлого года? Повлиял на вас кризис?

Основная  деятельность нашей компании — это внедрение промышленных бизнес-приложений, охватывающих автоматизацию множества ключевых бизнес-процессов крупнейших компаний в России и тысячи, а часто и десятки тысяч рабочих мест. Очевидно, что такие проекты обычно рассчитаны ни на один год. Соответственно, любые изменения на рынке мы ощущаем не сразу, а спустя какое-то время. Кроме этого, на сегодняшний день сегмент консалтинговых проектов, в котором мы являемся одним из лидеров, просел гораздо меньше, чем, к примеру, продажи «железа» или лицензий. Поэтому, несмотря на то, что год был тяжелый, крупные проекты дали нам некоторую устойчивость, и 2015-й год мы завершили с прибылью. 

Как ведут себя заказчики?

Сегодня многие клиенты отказываются от идеи стартовать новые проекты. Тем не менее, существует довольно много компаний, где автоматизация, действительно, необходима и является фактом выживания. Например, розничный бизнес полностью зависит от информационных технологий, и автоматизация буквально одного процесса может существенно повысить его эффективность и привести к увеличению дохода. Поэтому отказ от подобных проектов для них может стоить слишком дорого, вплоть до лишения своих позиций на рынке.

Похожая ситуация и в банковском секторе. Мы уже много лет успешно работаем с данным сектором, и там наблюдается два варианта развития событий. Средние банки, фактически, борются за свое выживание. Крупные банки не просто продолжают проекты, но довольно часто даже увеличивают их масштабы. Смотрят в сторону инноваций, которые могут поддержать их задачи и дать существенный толчок к развитию не только сегодня, но и завтра, когда кризис завершится. Яркими примерами является «Альфа-Банк», «Сбербанк», ВТБ24 — все они активно продолжают развивать начатые проекты и стартуют новые.

О каких инновациях речь?

Сейчас все говорят про цифровую трансформацию. При этом в ее основе лежат именно ИТ. Т.е. фактически именно ИТ становятся драйвером развития компании. И тот факт, что даже довольно консервативные банки, такие, как например, Газпромбанк, в том числе двигаются в сторону Digital, является ярким доказательством того факта, что цифровой век уже наступил, и назад дороги нет. И мы, к примеру, в связи с этим также существенно расширяем свою продуктовую линейку, и в частности, банкам предлагаем решение iBanking, которое как раз покрывает все процессы коммуникации с клиентами через удаленные каналы.

Второе модное сегодня слово — дисраптер (от английского disruptor — «взрывник», прим. редактора). Это новые бизнес-модели, которые принципиально меняют устоявшиеся отраслевые подходы к ведению бизнеса.  Ярким примером дисраптера является «Тинькофф Банк», полностью цифровой банк, чей пример пока никому на рынке не удалось повторить. 

Ещё одна актуальная сегодня тема — это большие данные, так называемая Big Data. По сути это «умная» аналитическая система, умеющая в моменте обрабатывать колоссальный объем информации. Но без сценариев, которые «подскажут», как именно обрабатывать эти данные, чтобы получить бизнес-результат, сами по себе они никому не нужны. Буквально в последние полгода  как раз начали появляться конкретные сценарии, которые можно применять на практике, а вместе с ними и стартовали проекты в данной области. Мы, например, сейчас развиваем программу лояльности в «Аэрофлоте» с использование больших данных, и это позволит «Аэрофлоту» сделать более персонифицированные сервисы и коммуникации с каждым пассажиром. 

О цифровой трансформации в мире говорят уже несколько лет. Для РФ это свежий тренд?

Разговоров было действительно много, но в реальности бизнес-модели для цифровой трансформации созрели только к концу прошлого года. По крайней мере, те, что применимы в России. 
К примеру, на западе довольно много кейсов использования схемы white-label bank, когда банк подключает розничную компанию к своей системе и дает ей возможность продавать банковские услуги под ее брендом.. У нас пока к этому только присматриваются. Но тот факт, что и банки и розничные сети подобную схему уже изучают, говорит о том, что совсем скоро подобные бизнес-модели появятся и в РФ. 

Если говорить о самых необходимых ИТ, то что это?

Прежде всего, это Core- системы. К примеру, несмотря на импортозамещение по-прежнему большим спросом пользуются решения компании SAP. Многие клиенты не просто продолжают проекты по внедрению SAP, стартовавшие ранее, но и начинают совершенно новые. Так наша компания сейчас активно увеличивает штат SAP-специалистов,  при том, что у нас одна из самых сильных и обширных практик на рынке.

Как у Вас дела обстоят с персоналом? Сейчас с наймом людей не должно быть проблем, не так ли?

К сожалению, сейчас появилось много людей, которые, проработав на крупных проектах и сделав себе привлекательную запись в резюме, пытаются себя выгодно продать, но при этом не обладают необходимыми знаниями и опытом. Но чтобы это понять, необходимо время, и часто довольно длительное. В итоге через год-полтора мы с человеком расстаёмся, а у него появляется еще одна красивая строчка в резюме. 

Есть специалисты, которые глубоко разбираются в системе, и это важный навык. Но на сложных проектах ключевым оказывается способность общаться и договариваться с клиентом, слушать и слышать его, правильно реализовывать его потребности в проекте. Также крайне важно, чтобы новую систему восприняли конечные пользователи. А для этого необходимо уметь объяснить преимущества системы, научить с ней работать, и при этом не вызвать раздражения, т.е. опять же уметь общаться с людьми. И, к сожалению, сочетать эти два навыка — знания системы и умение грамотно и результативно общаться с клиентами, — могут далеко не все консультанты.

Какие еще сегменты растут?

Очень быстро развивается направление BPM-систем. Это в том числе одно из ключевых направлений, на котором строится концепция цифрового бизнеса. Кстати, в «Тинькофф банке» мы как раз внедрили BPM-систему для поддержки большинства основных бизнес-процессов. 

BPM — это однозначно тренд 2016 года. Известны данные технологии давно и более того, на рынке относительно много подобных проектов, но понимание, в чем именно ценность данных систем и как ее результаты применять на практике, появилась только сейчас. И показательно, что если раньше BPM-системы внедряли в основном только банки, то сегодня есть также большие проекты в энергетике и даже сельхозпроизводстве.

Фермеры начали осваивать ИТ?

Да, сельское хозяйство сейчас активно развивается. В прошлом году мы внедрили отличное функциональное решение на «1С» в компании «Белая птица» в Белгороде. Кстати, практика «1С» у нас также развивается довольно активно. 

Сейчас мы участвуем в нескольких больших тендерах как раз на предприятиях из сельхоз-индустрии. Один из таких проектов – это создание комплексной ИС для агропромышленного холдинга с очень большим перечнем задач и довольно существенным бюджетом. Что только подтверждает интерес к ИТ данной отрасли.

Таким предприятиям в первую очередь необходимы системы для управления казначейством и управления бизнес-процессами. Конечно, компании всегда хотят решения, учитывающие отраслевую специфику, но таких систем в России пока нет, поэтому мы на сегодняшний день предлагаем и внедряем западные. На мой взгляд, отечественным разработчикам следовало бы обратить внимание на эту открывшуюся нишу.

При долгосрочном и среднесрочном планировании, какие экономические показатели закладываете в расчеты?

Надеяться на рост курса рубля не приходится. В лучшем случае он зафиксируется на нынешнем уровне. В худшем — упадет еще на 20-30%. Но наша компания довольно спокойно живет в этом сценарии, поскольку большая часть расходов и контрактов у нас в рублях. 

Есть сложности с продажами лицензий — здесь можно легко потерять деньги, если не хеджировать риски. Бывало, что курс менялся, пока я шел по коридору из кабинета финансового директора в свой. А это значит, что тут же возникала разница, и порой очень существенная. В 2015 году спрос на лицензии заметно упал, думаю, что в 2016 году стоит ждать еще большее снижение продаж лицензий, а значит, риск, связанный именно с продажей лицензий и колебаниями курса здесь, становится не таким критичным.

Ищите ли вы возможность получения валютной выручки?

Мы смотрим в сторону оффшорного программирования. У нас отличный опыт разработки кастомизированных решений для CRM, ERP и других серьезных системы. Но сложность в том, что консультанты, которые генерируют основную добавленную стоимость на таких проектах, — это не экспортный товар. Их необходимо отправлять за рубеж для непосредственной работы с самим заказчиком. И часто буквально после первого проекта консультанты уже не возвращается в Россию.  Тем не менее, мы будем пробовать эту модель, поскольку это хороший шаг в развитии бизнеса и возможность получения валютной выручки. 

В целом о рынке что можете сказать?

В ближайшие годы ситуация принципиально не изменится. Да, проблемы нарастают медленно, но это сильно влияет на эмоциональный фон – люди встревоженные, дестабилизированные. Когда такое состояние длится годами, ни к чему хорошему это не приводит. В такой ситуации лучше, когда кризис резкий, это помогает быстро собраться, побороть трудности и двигаться вперед.
Рынок будет продолжать сжиматься. Тем игрокам, которые сконцентрировались на работе с клиентами малого и среднего бизнеса, будет особо тяжело. Выжить они смогут только в том случае, если они поставляют узкоспециализированные продукты из разряда commodity, без которых не сможет работать бизнес, к примеру, «1С». Будут также точечные внедрения каких-то необходимых поддерживающих систем, но о крупных комплексных проектах в малом и среднем бизнесе можно забыть.

На рынке крупных заказчиков продолжит развиваться тренд использования инсорсинговых ИТ-компаний. Почти все лидеры своих индустрий уже создали себе «карманных» поставщиков ИТ, но, правда, пока мало у кого эта схема работает эффективно. То, что маржа не уходит во внешний контур еще не означает, что она эффективно расходуется. И все же эту схему совершенно точно продолжат использовать.

Игроки, поставляющие «железо», уже чувствуют себя крайне тяжело и пострадают еще сильнее в этом году. Единственный тип оборудования, на котором все еще можно делать деньги, – это решения в области безопасности. Развиваются также облачные услуги, но не так быстро, как хотелось бы. Поэтому на ближайшие годы всем игрокам ИТ-рынка придется затянуть пояса.

Возврат к списку

Контакты для прессы
Елена
КАБАНЕЦ
PR-директор
pr AT tsconsulting DOT ru
+7(495) 981-92-92
Заказать звонок
* — заполните обязательно