Бинбанк ставит кредитование МСБ на конвейер



В Бинбанке завершен первый этап развертывания системы автоматизации кредитования корпоративных клиентов. О результатах и дальнейших планах «Б.О» рассказали Анна Салманова, директор департамента разработки продуктов для малого и среднего бизнеса Бинбанка, и Роман Ткачёв, руководитель практики BPM компании «Техносерв Консалтинг»

— Как работала система кредитования малого и среднего бизнеса в Бинбанке до проекта? С какими сложностями сталкивались вы и ваши клиенты?

Анна Салманова: Раньше в банке процедура проверки клиентов, кредитный анализ и принятие решений полностью базировались на ручных технологиях, основанных на регламентах и Excel-файлах, данные передавались по Outlook и на бумажных носителях. Подготовительный процесс выдачи кредита был довольно трудоемким. Конечно, возникали проблемы из-за отсутствия контроля сроков кредитного цикла, сложностей выявления проблемных зон, проводилась кропотливая работа по анализу факторов возникновения просроченной задолженности. Не исключены были и ошибки, вызванные «человеческим фактором». По причине отсутствия единой автоматизации и базы хранения информации по клиентам мы не имели возможности сократить сроки рассмотрения кредитных заявок. Поэтому было принято решение автоматизировать процесс кредитования клиентов сегмента малого и среднего бизнеса. В качестве основы была выбрана система «Корпоративное кредитование», разработанная «Техносерв Консалтинг».

— Как проходил выбор платформы для автоматизации кредитного конвейера МСБ? Какие платформы рассматривались? Изучался ли опыт других банков?

Анна Салманова: Готовых решений в этой области просто нет, поэтому банк изучал разные платформы, с помощью которых можно было бы автоматизировать процесс корпоративного кредитования. В основном в фокусе внимания были системы BPM и электронного документооборота. Важным критерием для нас был опыт реализации на данной платформе подобных решений, касающихся кредитных процессов вообще, а особенно — корпоративного кредитования.

Роман Ткачёв: На момент выбора Бинбанком платформы у нас уже был опыт внедрения подобного решения. Правда, там речь шла не о кредитовании среднего и малого бизнеса, а о работе с крупными предприятиями. Дело в том, что кредитование корпоративных клиентов принципиально отличается от кредитования физических лиц. У крупного бизнеса есть свои особенности, но по сравнению с МСБ их гораздо меньше, чем у кредитования физических и юридических лиц вообще. Но сложность этого процесса, количество используемых подсистем при кредитовании крупного бизнеса и МСБ вполне сопоставимы. Поэтому в Бинбанке мы использовали две базовые платформы, которые хорошо зарекомендовали себя в создании кредитного конвейера, — BPM и ODM (управление бизнес-правилами). На момент старта проекта, полтора года назад, этот процесс мало кто автоматизировал в банковской сфере. Можно сказать, что Бинбанк стал первопроходцем и одним из первых подошел к сквозной, полноценной автоматизации кредитного процесса.

— Какие процессы в области кредитной деятельности банка уже сейчас удалось максимально ускорить благодаря внедрению системы? Улучшения каких показателей уже удалось достичь?

Анна Салманова: В настоящее время мы завершили первый этап проекта — автоматизирован процесс рассмотрения кредитной заявки, включая этапы обязательных проверок, полноценный анализ финансово-хозяйственной деятельности в автоматизированном режиме с расчетом всех основных показателей платежеспособности клиента. В полном автоматизированном цикле принятия кредитных решений участвуют все заинтересованные подразделения Бинбанка — и кредитные аналитики, и представители блока рисков, и юристы, и служба оценки залогов.

Сейчас нам удалось получить статистику по воронке продаж и реальному кредитному циклу. При этом есть возможность проанализировать длительность процедур на каждом из этапов, выявить проблемные зоны и сформировать корректирующие меры. Пока мы только собираем данные, на основе которых сможем оценить эффект от произошедших изменений. Но уже сейчас можно сказать, что накопление статистических данных по финансово-хозяйственной деятельности заемщиков позволит нам проводить более четкое профилирование клиентов, калибровать рисковые процедуры и верно определять допустимую кредитную нагрузку, а данные по этапам кредитного цикла будут способствовать существенному росту качества обработки заявок на всех стадиях и сокращению сроков принятия кредитных решений.

— Проект прошел только первый этап. Что планируется сделать на следующих?

Анна Салманова: Работая над первым этапом проекта, мы выявили «западающие» зоны процесса для дальнейшего развития и оптимизации. Поэтому сейчас мы движемся в двух направлениях: дорабатываем и оптимизируем процесс рассмотрения кредитной заявки и планово наращиваем функциональность — интегрируем кредитный конвейер с АБС, автоматизируем процессы сопровождения выданных кредитов и процессы мониторинга по заявкам.

— Некоторые банки выстраивают процессы кредитования, опираясь на технологии CRM. Чем такая система отличается от IT-решения, построенного на базе BPM?

Роман Ткачёв: CRM изначально создана для учета и хранения информации о клиентах и сделках, а BPM содержит механизмы, способные извлекать информацию из других систем, в том числе и из CRM, формировать, вести и контролировать процессы, на основании которых создается решение о выдаче кредита или отказе. Реализовать систему управления корпоративным кредитованием на базе BPM проще и эффективнее, чем на базе CRM, которая «идеологически» предназначена для других целей.

— Можно ли данный проект тиражировать в других банках?

Роман Ткачёв: Процессы у всех банков разные. У каждого своя методика, свой уникальный IT-ландшафт, свои роли. Но есть и похожие процессы, общие черты. В частности, система кредитования должна взаимодействовать с клиентской базой, системой залогов, рейтингами компаний, каталогом продуктов и т.д. Схожесть этих моментов мы активно используем.

— В последние месяцы у многих банков растет просрочка, в том числе из-за непродуманной кредитной политики. Могут ли подобные решения в области автоматизации кредитования обезопасить банки от непродуманных или ошибочных шагов?

Роман Ткачёв: Однозначно, да. Задача такой системы — сделать процесс прозрачным и управляемым. Причем правила течения процесса устанавливает банк, руководствуясь бизнес-логикой, которая не зависит от конкретного клиента. Второй момент — это строгость заданных рамок самого процесса. Если клиент не прошел определенные этапы, то кредит выдать невозможно. Никакие обходные маневры не помогут. Все это гарантирует, что решение будет принято взвешенно и прозрачно. Одна из целей внедрения систем корпоративного кредитования — это повышение качества кредитного портфеля, чтобы выбирать и работать с теми клиентами, которые нужны банку. Наконец, система позволяет исключить фактор человеческой ошибки.

— Насколько сложными и дорогостоящими являются подобные проекты, и с какими сложностями можно столкнуться в ходе их реализации?

Роман Ткачёв: Методологические особенности кредитования у банков разные, а технологии используются одни и те же. Стоимость проекта может варьироваться от 10 до 60 млн рублей в зависимости от требований банка к глубине автоматизации процесса, количества интегрируемых систем, готовности их к интеграции, наличия всех необходимых подсистем, а также четко сформулированных требований, методологической проработки процессов и бизнес-правил. Если все это есть, задача существенно облегчается.

Григорий Рудницкий

Возврат к списку

Контакты для прессы
Елена
КАБАНЕЦ
PR-директор
pr AT tsconsulting DOT ru
+7(495) 981-92-92
Заказать звонок
* — заполните обязательно